Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: сочинительство (список заголовков)
00:12 

Болота

Как-то неожиданно придумалось продолжение к крипи о болотах, что бродит по инету.

Итак, сама крипи:

" Мы живем на болотах.
Мы боимся болот. Она там стонет за стенами, она ломает руки и бросается в топи с громким плеском. Мы прячемся в домишки едва настанут сумерки, потому что ушедшие в ночь смельчаки не возвращаются.
Мы закрываем окна, чтобы она не смотрела туда своими жуткими глазами цвета тины, чтобы она не звала наших детей играть на мох и собирать бруснику.
Говорят, она танцует у оконцев воды на кочках, танцует дико, некрасиво вздымая кривые черные руки. Говорят, что зимой она лежит между кочек и смотрит в небо, и все ждет, чтобы схватить кого-то за ногу.
Говорят, она никого не отпускает, и зажигает еще один огонек на каждую душу.
Горе путнику, оказавшемуся вне дома в сумерках - издалека бредет она к нему, неловко подбирая подол мокрой одежды корявыми пальцами, и стонет дико, страшно. Тянутся за ней серые космы, и она не торопится. Отсюда некуда бежать.
Она ходит за стенами, она стучит в окна и плачет за дверью, она здесь хозяйка, а не мы. Она живет на болотах, а не мы. Мы боимся.
"

И мое продолжение:

Я живу на болотах. Я люблю болота - шорох камышей, кочки, едва виднеющиеся из воды, пушистые цветы и ряска, целые заросли ряски. Танцевать на болотах, на кочках, смеяться и петь, собирать бусины из ягод и засыпать поутру, чтобы снова проснуться. Лежать под водой, любоваться солнечными лучами, которые зеленоватой дымкой пробиваются сквозь ряску - и дергать за ногу мимо проходящего путника, а потом смеяться, смеяться до колик, пока он пытается выбраться. Зажигать блуждающие огоньки и звать в гости светлячков.
А потом, у деревенских домов, рассказывать деревенской малышне болотные сказки - как веселы танцы, как забавно смотреть сквозь ряску, как сверкают алые ягоды среди болотной зелени. Я помню, как танцевала однажды - весело и дико, перепрыгивая с кочки на кочку, кружась в туманном болотном воздухе - одеяние из ряски, ожерелье из болотных ягод. Те, кто живет рядом, знают меня, и приносят подарки - блестящие зеркала, яркие ленты и маленьких деревянных куколок. А я не мешаю им идти своей дорогой, если они не особо сердят меня и не берут от болота больше, чем нужно для их жизни.
И каждую осень я опускаюсь до самого дна, до самой черной глубины бочагов - и дремлю в теплой колыбели до самой весны. И путники говорят меж собой, что глаза мои зеленеют в черноте, словно два болотных огонька.

@темы: сочинительство

12:54 

Мои миры. Остров.



Моя любимая игрушка, мой самый первый мир. Я не могу вспоминать про Остров без улыбки.
Я помню его в самом начале - Поющий Лес, в котором шелест листвы складывался в манящие, печальные и веселые мелодии. В котором от любого ветерка листья звенели колокольчиками, гудели трубами, протяжно и звонко пели скрипками, натужно басили контрабасами. Это был странный оркестр без дирижера, ни разу не сбивавшийся, ни разу не выдававший фальшивых нот. Иногда бури срывали листья с ветвей, и я собирала их, складывала, создавала мелодии. Я раскладывала их по цветам и по форме, пыталась подобрать звуки, но слишком часто у меня получалась раздражающая какофония вместо чудесной мелодии. Но даже когда и получалась мелодия, она была несравнима с волшебством живой мелодии леса. Я помню обитателей леса - маленьких, робких, похожих на куколок, сделанных из веточек и листьев. Наверное, именно из-за них позже я называла этот остров Кукольным.
Я помню город - я называла его Кукольным Городком, Куклоградом. Там жили осмелевшие обитатели леса, там же стоял мой Дворец. Тогда я считала Остров своей игрушкой, а всех его обитателей - своими куклами, но ни у одного ребенка не было настолько живых и самостоятельных кукол. Они рождались, росли, взрослели и оставляли потомство и я направляла их эволюцию по нужному руслу. Потом оказалось, что островок слишком мал для вечноживущих обитателей, и мне пришлось ограничить их продолжительность жизни.
Продолжение истории

@темы: сочинительство, на будущее, истории о прошлом и настоящем

00:42 

Тестовое

Нашла этот фан-проект и решила немного развлечься. Сначала я загнала в анализатор свою старую-престарую сказку "Лед и пламя". В результате...
Я пишу, как
Александр Зорич

Фан-проект от 'Prime Elements TCG'. Я пишу, как...



Потом я закинула туда то ли фик, то ли сказку "Принцесса". В результате мне сказали, что я...
Я пишу, как
Татьяна Толстая

Фан-проект от 'Prime Elements TCG'. Я пишу, как...



А под конец я туда же кинула свою историю "Шэй-ти". И мне выдали, что мой стиль похож на...

Фан-проект от 'Prime Elements TCG'. Я пишу, как...



Хых, а я и не знала, что пишу так... Разнопланово :D.

@темы: сочинительство, тесты

12:12 

Принцесса

Лэйси всегда, сколько себя помнила, жила во дворце. Она была принцессой, и именно так ее называли - Принцесса. Лэйси никогда не видела ни короля, ни королевы, она даже не задумывалась, что королевством должны править они, а вовсе не она. Ониф, старый слуга, был ее нянькой и наставником, во дворце было множество других слуг. Почти никто из них не был похож на Лэйси, но ее это ничуть не удивляло. Она была единственной в своем роде, тем, на чем держится этот мир - так говорил Ониф, и она верила ему. Принцесса училась танцам и пению, играла в детской, гуляла по дворцу и по всему своему королевству. Оно было не очень большое, и занимало самый большой остров посреди океана. Принцесса могла по своему желанию перенестись в любое место на острове. Она бродила по таинственным и волшебным лесам, по шумным городским улицам, по песчаным берегам, обрывающимся прямо в океан. Когда она была совсем маленькой, то больше всего любила два места: пещеры в горах, которые начинались сразу за городом - там она со своими друзьями - городскими детишками играла в разбойников, и тихую полянку посреди разноцветного леса. Лес сиял всеми красками, листья меняли цвета и казалось, что он тихонько гудит. Каждый опавший листик звенел своей нотой, и можно было сложить самую красивую мелодию. Лэйси проводила долгие часы на этой полянке, пытаясь понять, как именно сложить листья, чтобы вместо разноголосицы звуков получилось что-то красивое.
И в один прекрасный - а может, и ужасный, - день прямо из леса вышел мальчишка. Лэйси ужасно удивилась: этот мальчишка был очень похож на нее. Только на ней были красивые одежды, а мальчишка был сущим оборванцем.
- Привет! Ты кто? - спросила она.
- Я Мико. Мико-Оборвыш. А ты?
- Я принцесса Лэйси. Откуда ты? Из города?
- Я снаружи, - рассмеялся Мико. - Ты думаешь, что твой остров, твой город и твое королевство - это весь мир?
- А разве нет? - изумилась принцесса. - Ониф никогда не рассказывал мне о том, что есть что-то еще. А он самый мудрый.
- Конечно не рассказывал, - усмехнулся Мико.
Лэйси подружилась с Мико - ведь он единственный мог точно так же, как она сама, перемещаться по всему королевству по одному только желанию. Они играли в пещерах в разбойников с городскими ребятишками, собирали мелодии из листьев в разноцветном лесу и бродили по дворцу, когда не видит Ониф. Мико почему-то совсем не желал встречаться со старым наставником. Казалось, так может продолжаться вечно. Но в один из дней, когда они сидели в разноцветном лесу и собирали мелодии из листьев, Мико сказал:
- Мне пора идти дальше.
- Куда?
- Наружу, конечно же! - улыбнулся он. - И еще дальше. Слушай, Принцесса, это, конечно же, сложно, но... Если вдруг однажды когда-нибудь тебе станет мало твоего королевства и ты захочешь вернуться, просто попробуй выйти за пределы своих владений. Дальше Разрушенного Острова и по океану. Я могу уйти иначе, но для тебя - только такой путь.
И Мико ушел. А Принцесса осталась править своим королевством. Она выучилась читать, и теперь целыми зимами зачитывалась книгами о доблестных рыцарях, великих сражениях, о пиратах и бродячих песнопевцах. И королевство менялось по ее желанию - куда-то исчез разноцветный лес, словно его и не было никогда. Появились новые города, в океане стали плавать пиратские суда, бродячие песнопевцы и сказители странствовали от города к городу. Почти каждый месяц, или даже чаще - как хотелось принцессе - на главной площади города проводились рыцарские турниры. Принцесса не отдавала приказов и не издавала указов, но как-то выходило так, что все понравившиеся ей истории оживали и становились частью ее королевства. Обитатели мира рождались, росли, старились и только Принцесса и Ониф были неизменны. Она спрашивала у наставника, почему все так, но он отвечал, что так должно быть, ничего не поясняя.
И однажды ночью, когда все во дворце спали, принцесса решила сбежать. Она выбралась из дворца и перенеслась на самый последний остров, на границу своего королевства. Там ее силы кончались, и принцессе пришлось строить плот из обломков, что валялись по всему Разрушенному острову. Лэйси присматривалась к хламу, которым был усыпан Разрушенный Остров и с удивлением узнавала его. Тут были огрызки карандашей - огромные, с ее рост; длинные цветные канаты - нитки; гигантские обломки старых игрушек и ровный пласт бумаги, слой за слоем, из которой и состоял этот остров.
- Почему он не размок? - вслух удивилась принцесса.
Она собрала несколько огрызков карандашей, связала их покрепче зеленой ниткой и отправилась в путь. Она плыла днем, ночью, и снова днем, пока ее плот не уткнулся в стену. Это была стеклянная стена, и о нее бились океанские волны, а за стеной была гигантская детская - великанья кроватка, великаньи куклы, и само ее королевство, отражающееся в зеркале - огромная великанья игрушка, не то аквариум, не то муравьиная ферма.
"Моего королевства не существует... Ничего не существует..." - ошеломленно подумала принцесса. По ее щекам стекали слезы. Она стукнула кулаком по стеклянной стене, и та неожиданно подалась, выгнулась и пропустила ее. А потом сомкнулась за спиной принцессы.
- Хэй, я тут! - раздался голос откуда-то из-за гигантской чернильницы. Лэйси обернулась, и увидела Мико. Она ужасно удивилась.
- Ты меня ждал столько лет?
- Я тебя ждал целый день, - ухмыльнулся Мико. - Время внутри и время снаружи не совпадают. Я тебе потом объясню. А пока что надо уходить отсюда, пока эти не проснулись и не заметили, что ты сбежала.
Они бежали мимо великанских вещей, все дальше и дальше, пока сама великанская комната не исчезла. Словно ее и не было.
- Ну, и зачем тебе это было нужно? - произнес ворчливый голос.
- Она моя сестра, - огрызнулся Мико. - Не мог же я ее там бросить!
Они прорывались сквозь Заросли, и Лэйси крепко держала брата за руку, и еще - она помнила - вспышку синего неба, твердую землю под ногами, город вдалеке и счастливый смех.
- Вот мы и дома, - сказал тогда Мико.
Теперь Лэйси называли принцессой лишь в шутку, да и ей самой порой казалось, что вся та жизнь в королевстве всего лишь причудливая фантазия. Но ей часто снились сны - прекрасный разноцветный лес, звенящие листья, огромные залы дворца... И океанские волны, бьющиеся о стеклянную стену великанской игрушки, которая столько лет была ее домом.

@темы: сочинительство, сказка, Changeling: the Lost

10:50 

Шей-ти

Легенды о Черной Руке, забавных гномах и страшной Пиковой Даме - кто их не слышал в детстве? Жутковатые и безумно любопытные. Каждая из них заканчивалась плохо. Сколько в них правды, а сколько выдумки?
Шей-ти тоже верила и не верила в эти истории. Однажды она решила вызвать гнома - одного из тех гномиков, что приносят конфетки или громко матерятся, споткнувшись о веревочку, привязанную к табуретке. Она произнесла слова и рассыпала крупу, привязала веревочку и села ждать. Она знала, что когда раздастся топот, ни в коем случае нельзя выходить из комнаты. Но топот был таким громким и страшным, а Шей-ти была в доме совсем одна! Она испугалась и выбежала в коридор... Но это уже был не коридор, а другая комната. Комната, которой у них в квартире точно не было.
Паутина - на стенах, на полу, даже единственное окошко затянуто паутиной. Густая, клейкая - как будто вся комната сплетена из паутинок. А в углу комнаты маленькая кроватка - не то детская кровать, не то колыбелька. Но больше всего Шей-ти испугалась, когда увидела, что там кто-то лежит.
Ребенок, еще меньше чем сама Шей-ти. Малыш уселся на кроватке, и Шей-ти в испуге попятилась к двери. Огромные черные глаза, длинные спутанные волосы - так, что даже непонятно: есть ли на этом существе одежда, или же оно прикрыто только длинными густыми волосами?
Девочка отворила дверь, но коридора не было. Снаружи вообще ничего не было - только безграничная ослепляющая темнота.
"Шшшей-тии," - произнес проснувшийся малыш. Так она получила новое имя.
Целыми днями ей приходилось возиться со странным детенышем: кормить, укладывать спать и играть в одну и ту же игру с непонятными правилами. Еда всегда появлялась в шкафчике, а на полу валялся мусор: веточки, засохшие листики, дохлые пауки. Малыш садился на пол и начинал перебирать мусор, укладывая все в одном только ему понятном порядке. Шей-ти должна была помогать малышу в этом странном занятии. Иногда все получалось, и тогда малыш громко смеялся, хлопал в ладоши и прыгал. Иногда она укладывала листик или паука неправильно,или же хрупкие предметы рассыпались у нее в руках, и тогда в темных глазах малыша загорались алые искры и он тихо шипел: "Шшшшей-Тии". Алый взгляд ранил больно, словно удары плетью. Малыш не умел или не хотел говорить, и всегда он произносил только одно слово - имя своей няньки.
Прошло много лет. Шей-ти уже давно не помнила, как ее звали там, в мире, где она когда-то попыталась вызвать смешного гномика. Она и сама изменилась, стала похожа на своего подопечного: глаза ее стали большие, просто огромные - ведь иначе не увидишь ничего в вечном полумраке, царящем в комнате, пальцы - длинные и цепкие, чтобы ловко брать хрупкие игрушки и не сломать ни листика, ни веточки. Длинные волосы спускались ниже плеч, до самых пят, но это скорее была прическа болотной ведьмы, нежели принцессы: спутанные пыльные лохмы, из которых торчит мусор. И только одно не изменилось: ее рост. Шей-ти совершенно не выросла за все эти годы. Иногда ей казалось, что так было всегда: комната из паутины, тьма снаружи и странная игра, в которую приходится играть день за днем. И что нет иных слов, кроме тихо,произнесенных вполголоса, двух слов "Шей-ти". Безучастно ли, сердито ли, радостно ли - всего два слова. Шей-ти старалась не забыть другие слова, она разговаривала с малышом и рассказывала ему сказки, но в ответ был только колючий взгляд и молчание.
Однажды она проснулась и увидела, что кроватка пуста.
Шей-ти несмело подошла к двери и отворила ее. Пугающие завывания стихли, и только где-то вдалеке слышался безумный смех. Темнота уже не была такой непроглядной, и вон там, где-то вдалеке, горел маленький огонек - как звездочка... солнце... Она постепенно вспоминала давно забытые слова, вспоминала мир - тот, что был за пределами комнаты давным-давно... И с каждым воспоминанием тьма понемногу рассеивалась, а светлое пятно становилось все ближе. Шей-ти открыла дверь, и наконец покинула комнату из тысячи паутинок.
И - много позже - она вернулась туда, откуда пришла в странную комнату. Но одного Шей-ти так и не вспомнила. Того имени, под которым ее знали в мире, где светит солнце.

@темы: сказка, Changeling: the Lost, сочинительство

Ventus et pluviae

главная